Картинная галерея Академии

Едва войдя в мастерскую, гастальдо из Братства Святого Иоанна, ни с кем не здороваясь, высмотрел свой заказ и, не отрывая взгляда, двинулся к нему. Спешно освобождая ему путь, подмастерья едва успевали убирать с пола миски с красками. Кто-то метнулся в соседнюю комнату срочно позвать мастера — «пришли смотреть».
— О! Так намного лучше. Пусть видят каков он, небесный рай. Золота используй, сколько надо. Узоры сделай и вокруг тоже. Видал, как францисканцам сделали, а мы что — хуже?

Последние фразы, сказанные добродушно, но с показным пренебрежением, были обращены к поспешно входившему человеку лет тридцати в грязном фартуке — явно хозяину мастерской.

От предмета разговора взгляд до сих пор не оторвался. Если бы рядом стоял патриарх, он бы остался незамеченным. Вид у заказчика стал еще более важный, ему явно нравится. Подошёл совсем близко, но молчит, послушно ожидая, пока картину повернут получше к свету.
— Лицо красивое слишком вышло. Но пусть будет.
Всё время у Константинополя что ли учиться!

Это уже громко — для всех. Одобрительный шорох, с готовностью закивали.
— Сидит хорошо, и впрямь царица небесная. А вот руку перепиши — слишком живая! Мальца держит, как служанка у соседа моего, — епископ ругаться будет…

error: Content is protected !!